Главная >  Потенциал энергии 

 

Как согреть города. В системах теплоснабжения городов в настоящее время накоплено множество проблем, рассматривать которые следует одновременно с позиций энергобезопасности и энергоэффективности. Чтобы повышать безопасность и эффективность теплоснабжения, требуется не только обновлять парк существующего оборудования и схемно-технологические решения, но и оптимизировать сам тепловой рынок (точнее, бизнес-процессы), оптимизировать энергоактивы, что предполагает реструктуризацию управления и форм собственности.

 

А. Чистович

 

Во-первых, следует детально зафиксировать проблемы, связанные с наличием двух способов генерации тепла. Теплоснабжение в более или менее крупных городах представлено обычно двумя секторами. В первом случае источниками тепла служат теплоэлектроцентрали, или ТЭЦ – предприятия, на которых осуществляется совместная выработка тепловой и электрической энергии.

 

Проводимая реформа, достаточно глубоко и детально продуманная, направлена на оптимизацию бизнес-процессов в электроэнергетике. Проблемы теплоснабжения отнюдь не менее значимы, для исправления ситуации здесь нужны радикальные перемены, во многом относящиеся к потребительскому рынку и гораздо более «пестрому» составу собственников генерирующих мощностей.

 

С развитием цивилизации рост потребности в электрической энергии значительно опережает рост потребности в тепловой, идущей на нагрев помещений и в системы горячего водоснабжения. Электроэнергии в стране в ближайшее время будет остро не хватать. Мы пока что не вошли в ту постиндустриальную эпоху, когда у нас вместо заводов останутся только бизнес-центры и магазины.

 

Практически вся электроэнергия, вырабатываемая внутри города, вырабатывается на крупных ТЭЦ; маленькие станции, или же мини-ТЭЦ, развиты у нас еще очень мало. Во втором случае в тепловые сети поступает тепло, вырабатываемое в котельных, больших и маленьких. Электрическая энергия – более универсальная, «квалифицированная» энергия по сравнению с тепловой, поэтому теплоэлектростанция – гораздо более ценный энергоисточник по сравнению с котельной.

 

Но ТЭЦ обходятся дорого. По капитальным затратам, приходящимся на единицу установленной мощности, теплоэлектростанция дороже котельной в 5 и более раз. А на единицу вырабатываемой электрической энергии тратится более чем 2-х кратное количество топлива по сравнению с его расходом на единицу тепловой энергии. Более чем в 2 раза увеличиваются выбросы вредных веществ в атмосферу.

 

Промышленная нагрузка очень сильно возрастает, значительно больше, чем прогнозировалось в Энергетической стратегии. Наша задача удвоения ВВП требует значительного роста энергообеспечения, роста «большой энергетики» и ТЭЦ.

 

Отопительные котельные, находящиеся в тех же зонах, что и ТЭЦ, или сопредельных с ними, отбирают у теплоэлектростанций тепловую нагрузку и являются их «вредными» конкурентами, вредными с точки зрения достижения общего народнохозяйственного оптимума.

 

Единственное, что оправдывает расположение теплоэлектростанций в городах (в этом изначально и состоит концепция ТЭЦ), это то, что, находясь в центре тепловых нагрузок, ТЭЦ отдают тепловую энергию на полезные нужды, в тепловые сети. При такой утилизации тепловой энергии экономика теплоэлектростанций существенно улучшается. Судьба ТЭЦ в городах в первую очередь зависит от степени их загрузки по теплу.

 

Дело не просто в модернизации теплоисточников, тем более что и модернизация котельных недешево стоит.

 

Принципиально, котельные должны получать только ту нагрузку, которая не может быть выработана синхронно с выработкой электроэнергии на ТЭЦ. Отсюда становится понятным задание, которое нужно дать развитию законодательной базы, нормативно-технической базы, тарифной политике в энергетике, проводимой и на уровне федеральном, и на уровне муниципальном. Надо всемерно содействовать эффективной загрузке ТЭЦ, наращиванию теплофикационных мощностей, переводу мощностей котельных в пиковый или резервный режим работы.

 

Тариф за тепловую энергию для населения одинаков в пределах муниципального образования, и население не знает, что после ввода этих новых и красивых котельных, ТЭЦ (принципиально более важный для города источник) получает за тепловую энергию вдвое меньше, чем предприятие новых котельных. В результате ТЭЦ, остро нуждающаяся в источниках финансирования, а для повышения эффективности (а значит – и возможности еще большего снижения тарифов как на тепло, так и на электроэнергию!) нуждающаяся в расширении зоны действия, не получает ни того, ни другого. Вместо этого она, фактически через городской бюджет, оплачивает получение прибыли и капитализацию предприятия новых котельных.

 

Представьте, что рядом с зоной действия ТЭЦ находятся ветхие муниципальные котельные. Себестоимость выработки тепла на них велика, да и сам вид такой, что, кажется, частному инвестору не требуется никакого оправдания, чтобы их снести, а на этом месте поставить новые. Но после того, как это произойдет, инвестору нужно вернуть деньги, а сделать это можно, только определив для вновь построенной котельной тариф, покрывающий все инвестиционные затраты, включая затраты на обслуживание банковских кредитов.

 

В приведенном примере вместо затрат на строительство новых котельных целесообразно было бы произвести затраты на развитие магистральных сетей от ТЭЦ, присоединения зоны котельных к зоне ТЭЦ. При этом часто целесообразно сохранять, а не уничтожать при централизации распределенные тепловые мощности котельных, которые могут выполнять функцию резервирования.

 

Итак, надо оптимизировать системы теплоснабжения в границах городов или тепловых узлов, где генерация и распределение тепла остаются и неэффективными, и небезопасными. Основные принципы: магистральные сети должны быть закольцованы, чтобы можно было от любой станции в любой момент подать необходимое количество тепла; загрузка ТЭЦ должна быть максимально эффективной, менее эффективные и «ценные» источники – отопительные котельные – должны загружаться по «остаточному» принципу.

 

Как для любого производства, логика этой стороны – чем больше реализация продукции, тем больше доход. Со стороны потребителя – ограничимся здесь разговором о наиболее крупном потребителе – жилищно-коммунальном секторе – тепловая энергия покупается, чтобы обеспечить оказание коммунальных услуг, отопления и горячего водоснабжения для тех, кому эта энергия сама по себе никак не нужна, но нужен комфорт. Здесь логика совсем другая: обеспечить комфорт, потребив как можно меньше энергии. Разумеется, поставщик не может быть заинтересован в экономии энергии потребителем (кроме, конечно, аварийных ситуаций).

 

Еще один серьезный вопрос – это проблема структуризации теплового бизнеса. Где граница, на которой должна осуществляться купля – продажа тепловой энергии? Со стороны поставщика тепловая энергия вырабатывается и транспортируется: процесс начинается с приобретения одного вида энергии - топлива – и заканчивается продажей другого вида энергии – тепловой энергии.

 

Доходы предприятий коммунального теплоснабжения должны зависеть не от количества купленной энергии (это их расходы), а от объема и качества оказанных услуг. Заметим, что «потребитель» может начинаться сразу на коллекторах ТЭЦ, и тогда для него и теплопотери в магистральных сетях, и потери в ограждающих конструкциях зданий входят в границы единой оптимизационной задачи. Потребителем может быть и отдельный житель с приборами учета на каждом отопительном приборе. И то, и другое представляется неверным.

 

Для простоты понимания дадим такое определение: энергетический бизнес – это когда один вид энергии покупается, трансформируется, перемещается и продается в другом месте. Коммунальный бизнес (бизнес в сфере теплопотребления или теплоиспользования) – это когда покупается энергия, а продается услуга: комфортный климат внутри жилища и горячая вода в кранах, с нужной температурой и нужным напором.

 

Мне представляется, что сейчас ключевая проблема систем централизованного теплоснабжения – неструктурированность потребителей как участников теплового рынка, главным образом – неструктурированность имеющего наибольшую долю жилищного сектора. В этом секторе потребления фактически отсутствуют бизнес-единицы, которые в отношениях купли-продажи тепловой энергии могли бы играть с продавцами на равных. Другими словами, важнейшим для реорганизации бизнес-процессов в теплоэнергетике является вопрос нахождения бизнес-границы между поставщиком и потребителем тепловой энергии.

 

Задача в том, чтобы создать равновесный бизнес с двух сторон границы купли/продажи тепловой энергии, соответственным образом смещая эту границу между поставщиком (генерирующими компаниями) и потребителем (коммунальными системами).

 

Представьте, вы приходите в ресторан, вам честно показывают ценник, потом связывают за спинкой стула руки, потом начинается процесс кормления, потом вам предъявляют честный счет с разумным вознаграждением официанта. Но в процессе вас то морили голодом (недотоп), то заталкивали в рот отвратительную вам пищу (перетоп). А так все честно. Так вот, расхожее мнение, что наведение порядка в коммунальном теплоснабжении должно начинаться с повсеместного оборудования приборами учета потребления каждого сарая, скорее ошибочно.

 

Какими свойствами должна обладать эта бизнес-граница? Во-первых, на ней должен производиться учет покупаемой/продаваемой энергии. Но надо подчеркнуть, что учет должен не только определять соответствующие денежные потоки, но и быть способным определять поведение потребителя.

 

Важнейшим свойством обсуждаемой бизнес-границы, а значит, и места установки приборов учета, является одинаковая дееспособность обеих сторон. Качественное исправление ситуации в сфере коммунального теплоснабжения невозможно без формирования полноправных, активных субъектов рыночных отношений со стороны потребителя, без появления с этой стороны полноценного «хозяина», способного на грамотное управление и крупные инвестиции. Ни собственник отдельной квартиры, ни ТСЖ не могут стать таким хозяином.

 

Это не наведение порядка и не защита потребителя. Смешно смотреть на обладателя дырявого кошелька, озабоченного прежде всего пунктуальностью учета положенных туда монет, а не тем, чтобы вначале зашить дырку.

 

Бизнес-граница должна иметь не только приборы учета. Системы по обе стороны должны быть технологически (гидравлически, по температуре теплоносителя) развязаны.

 

Для появления таких хозяев в крупных системах централизованного теплоснабжения граница между поставщиком и потребителем должна проходить не на вводе в дом (а уж тем более не ограничиваться отдельной квартирой), а быть сдвинута к источнику. Другими словами, потребитель должен быть укрупнен. Думаю, что естественные границы, за которыми должен начинать хозяйствовать потребитель, дает принятое разделение теплосетей на магистральные и квартальные (распределительные). Ориентировочно, потребляемая мощность таких тепловых кварталов может находиться в границах 5 – 10 МВт.

 

Мне представляется, что это должно быть зафиксировано в нормативных документах. Здесь лишние капитальные затраты обеспечат порядок в бизнес-отношениях, оптимизацию каждого бизнеса. При отсутствии таких границ невозможна оптимизация режимов теплоснабжения.

 

Тепловые пункты с промежуточными теплообменниками, технологически избыточные при «коммунистическом» способе распределения тепла, становятся необходимы именно для функционирования бизнес-границы.

 

Кстати, специалистам хорошо известна важность гидравлической развязки систем теплоснабжения и теплопотребления. Парадоксально, но при централизованном регулировании теплопотребления, когда режим теплоснабжения зависит от изначально выставленных гидравлических сопротивлений сетей и потребителей, внедрение автоматизации на отдельных потребителях ведет к общей разрегулировке системы, то есть к снижению общего качества теплоснабжения.

 

Оптимизация режимов для каждой стороны имеет совершенно различные критерии. Для поставщика она состоит в оптимизации процесса когенерации или совместной выработки электрической и тепловой энергии, оптимизации загрузки источников, необходимостью сетевых переключений для производства профилактических и аварийно-восстановительных работ. Для потребителя это оптимизация достижения качественных показателей, программное потребление и т.д.

 

Итак, нужно содействовать «вычищению» двух логик: логики энергоснабжающей организации, отдельной ТЭЦ или ТГК, бизнес которой должен быть нацелен на наиболее эффективную совместную выработку электрической и тепловой энергии, и логики предприятия коммунальной энергетики, направленной на качественное и надежное предоставление коммунальных услуг.

 

Оправданно следуя этой логике, организации централизованного теплоснабжения препятствуют внедрению автоматического регулирования отпуска тепла в индивидуальных тепловых пунктах, препятствуя, таким образом, очевидному прогрессу в отрасли. Объединение квартальных сетей вместе с потребителями в единые технологические блоки позволило бы решить и эту проблему при установке регуляторов перепада давлений и ограничителей расхода на входе в квартал.

 

Я ожидаю, что в недалеком будущем произойдет новая «сборка» систем городского теплоснабжения. Для крупного бизнеса эта сфера привлекательна, в нее начинают вкладываться значительные средства. Естественный или территориальный монополизм здесь является большим преимуществом.

 

Повышение надежности и экономичности распределительных сетей, сокращение теплопотерь в зданиях, экономный расход горячей воды, резервирование теплоисточников, обеспечение покрытия пиковых отопительных нагрузок в морозы – забота коммунальных предприятий. Увеличение базового потребления, оптимизация загрузки энергоисточника, достижение конкурентоспособных тарифов – логика энергоснабжающей организации.

 

Россия чрезвычайно нуждается в ускоренной модернизации энергетики, в замене выработавших ресурс энергоисточников, в новом энергетическом строительстве, в комплексной структурно-параметрической оптимизации систем коммунального теплоснабжения. Это тем более важно, что в ближайшее время в нашей стране по-прежнему возможны, более того, неизбежны техногенные катастрофы, вызванные авариями энергетического оборудования. И чем быстрее мы осуществим процесс реконструкции, модернизации и глобальной реновации основных фондов предприятий энергетики, тем быстрее окончится этот период тревожных ожиданий.

 

Представьте, что вас могут назначить маленьким капиталистом, выделят городок в 20 тысяч жителей, разрешат модернизировать старую пекарню и гарантируют, что хлеб жители будут покупать только у вас. Ну, допустим, жители не богаты. И конечно, предполагается регулирование ваших цен. Но предложение заманчиво, если плата за него адекватна. С теплоснабжением ситуация похожа. Тут есть, конечно, риски, связанные с платежеспособным спросом, с крайней запущенностью основных фондов, в реновацию которых требуются вложения, близкие к вложениям в строительство новых систем. Тем не менее, здесь ожидается инвестиционный бум.

 

2 После 10-15 летнего периода разорения и упадка проектных институтов началось время их постепенного возрождения, что во многом вызвано пониманием необходимости таких структур со стороны динамично развивающихся бизнес-структур, в частности «Комплексных энергетических систем». Этот холдинг стал владельцем Проектного института Гипрокоммунэнерго, на базе которого должен быть создан современный проектный институт и инженерный центр. Важной проблемой, однако, остается недостаток квалифицированных кадров в сфере проектирования и строительства больших систем теплоснабжения. – Прим. авт.

 

1 Задачи реформы теплоснабжения косвенно проступают в реформе ЖКХ, более определенно они прописаны в готовящемся уже несколько лет Законе о теплоснабжении. Но о наличии стратегического документа, хоть в малой степени сомасштабного этому закону, и по новизне идей, и по глубине их проработки, говорить пока не приходится. – Прим. авт.

 



 

Метановые преференции для донецк. Концепция энергоэффективности жи. Энергосберегающее оборудование -. Мировой опыт повышения эффективности работы пароконденсатных систем. О катаклизмах.

 

Главная >  Потенциал энергии 

0.0027